Главная / Первые германские бронированные автомобили и танки

Первые германские бронированные автомобили и танки

Идея бронированной боевой машины существует уже три или более тысячи лет. Люди в античную эпоху и в Средние века могли представлять себе перемещение мобильных крепостей только лишь посредством мускульной силы животных или человека. Однако история моторизованного бронированного транспортного средства восходит в прошлое значительно дальше, по сравнению с историей автомобиля. Задолго до него существовали бронированные суда, а также бронепоезда. На пороге нового века английская фирма Фаулер- (Fowler) разработала паровые дорожные локомотивы и бронированные прицелы для них, которые появились в 1902 г. во время англобурской войны у англичан, в Марокко - у французов и в 1905 г. - во время русско-японской войны.  В начале 19-го столетия предпринимаются попытки использовать в качестве вспомогательных средств  бронированные автомобили. Первый настоящий, предназначенный именно для этой цели бронированный автомобиль был создан Паулем Даймлером.  Конструкцию этого автомобиля он начал разрабатывать в 1903 г. в австрийской фирме «Эстеррейхише Даймлер-Гезелльшафт» в Венер-Нойштадте. Этот автомобиль прекрасно зарекомендовал себя на маневрах в 1906 г.,  тем не менее, машина была отвергнута кайзером и его генералами, и потому дальнейшие разработки в этой области были прекращены.

Опытные образцы бронированных автомобилей появились также и в Англии, Франции Бельгии, Германии, Италии, Америки и России, однако только англичане и бельгийцы довели свои дорожные бронированные автомобили до такого уровня разработок, который позволил им уже в начале  Первой мировой войны использовать их для проведения ближней разведки. Это вызвало соответствующий интерес и у германской стороны. В октябре 1914 г. германская промышленность получила заказ разработать конструкцию бронеавтомобиля для использования её в армии. В 1915 г. фирмы «Бюссинг», «Даймлер» и «Эрхардт» выпустили каждая по одному дорожному бронеавтомобилю (БА) в качестве опытной конструкции. Затем, в 1917 г. была предложена улучшенная серия из 20 машин «Эрхардта». Машины имели даже устройство F.Т., которое, однако, вскоре было снято, поскольку в то время не выполняло своего назначения. Фирмы Даймлер и Бюссинг занимались другим делом и поэтому в то время не могли уже заниматься производством дорожных бронеавтомобилей. Машина «Бюссинга» оказалась наименее приспособленной для ведения боевых действий, хотя ее проект был многообещающим. Первое применение германских БА произошло в 1916 г. во время румынского похода, где они были успешно использованы для преодоления горных перевалов. Впрочем, армии Австро-Венгрии и Германии, обходились трофейными транспортными средствами или покрытыми сверху броней грузовыми автомобилями. В позиционной войне подобные транспортные средства были малоэффективны и использовались преимущественно на второстепенных фронтах на востоке, на юго-востоке и в Италии. С 1915 г. для высших штабных офицеров были введены частично бронированные наблюдательные бронеавтомобили, преимущественно на шасси «Опель».

Интересно, что непосредственно после 1918 г. было изготовлено дорожных бронеавтомобилей больше, чем за всё время войны. Это произошло из-за серьезной угрозы германским восточным границам. Так, в 1919 г. «Эрхардт» выпустил дальнейшие 20 БА, которые соответствовали в основном модели 1917г. Фирма «Даймлер» произвела в 1919-1920 г.г. серию из 40 броневых машин типа DZNR на базе тягача «Крупп-Даймлер»  KD-1. Кроме того, в то время большое количество  трехтонных грузовиков было снабжено вспомогательными бронезащитыми устройствами, прикрывающими машины сверху. Версальский договор (28.6.1919 г.) запрещал Германии иметь бронированные транспортник средства всех типов. Однако Булонской нотой (20.7.1920 г.) германской полиции для поддержания порядка внутри страны разрешалось иметь 150 дорожных бронеавтомобилей, каждый из которых был оснащен двумя пулеметами. Полиции было передано 50 броневиков, которые имелись в наличии в 1920 г. Сразу же начались работы по совершенствованию конструкции будущих 100 машин, от которых требовалось, чтобы они были в состоянии переезжать в любой регион страны, но прежде всего, чтобы они были приспособлены для ведения уличных боев. В результате за период с 1921 по 1925 г. был создан специальный полицейский бронеавтомобиль, причем «Даймлер» поставил 31 машину, «Эрхардт» - 34 и «Бенц» - 24.

Первый в мире бронированный автомобиль построил Пауль Даймлер на своих австрийских заводах в 1903-1905 гг.  Характеристики:  4 цилиндра, рабочий объём  4400 куб.см, 30 л. с. при 1050 об/мин, привод на все колеса, вес 2 т, экипаж 4 человека, вооружение — 37 мм пушка и 2 пулемёта, скорость до 45 км/ч.

Генрих Эрхардт предпринял следующую попытку создать бронированный хорошо вооруженный военный автомобиль. Это оказалась полубронированная машина с 50-мм зенитной пушкой обр. С/1908.

Броневой автомобиль Эрхардта с противоаэростатной пушкой L-30 калибра 50-мм. Скорость - 45 км/ч. Генрих Эрхардт - основатель «Райнише Металлварен-унд-Машиненфабрик» (Рейнская Фабрика по производству металлоизделий и машин, на сегодняшний день «Райнметалл») - пишет в своей книге «Удары молота»: «в 1906 г. на открывшейся в то время Берлинской автомобильной выставке я показал защищенный броней от огня пехоты и осколков гранат автомобиль с пушкой для поражения аэростатов. Однако мой проект назвали ненужной игрой и отвергли его».

Опель привёз в 1906 г. этот полубронированный легковой автомобиль на Берлинскую автомобильную выставку. Машина должна была в какой-то мере гарантировать защиту высшим штабным офицерам при посещении ими участков фронтов. Однако покупателя машины не нашлось, поэтому машина была продемонстрирована повторно с шасси 18/32 л. с. и использована по другому назначению.

Специальные полицейские бронемашины отличались своей высокой конструкцией, чтобы затруднить  демонстрантам  взбираться на машину, а также большим весом, чтобы можно было сдвигать в сторону баррикады. Позже и рейхсвер должен был также иметь в своем распоряжении бронированные армейские автомобили аналогичной конструкции для перевозки организованных групп людей (команд, расчётов и пр.). Однако максимальное число в 105 машин приобретено не было, поскольку эти специальные транспортные средства группы 3 не имели ни вооружения, ни системы управления задним ходом, ни наклонно уложенных бромовых плит и потому не были приспособлены для использования в полевых условиях. Их применяли как автомобили радиосвязи и для обучения.

И в области создания бронированных транспортных средств высокой проходимости в начальный период  Первой мировой войны  ведущее положение занимали англичане. Элементарный признак таких боевых машин - гусеничная цепь - был изобретён, вне всякого сомнения в Англии, там же на его основе были созданы различные машины, а уже затем американская фирма «Хольтмануфактуринг Ко» (Holtmanufacturing С°), изготовлявшая с 1904 г. гусеничные трактора «Катерпиллер», довела их до практического применения. Сразу после начала  Первой мировой войны  английская фирма «Фостер» («Foster») приступила к производству бронированной боевой машины, танка, как его назвали в целях секретности. В 1915 г. был продемонстрирован первый приемлемый для практического использования прототип, а в феврале 1916 г. началось серийное производство. В сражении на р. Сомма 15 сентября 1916 г. на германские позиции двинулись 35 танков типа Мк I.  Они были ещё далеки до совершенства, как и последовавшие за ними в ближайшие месяцы Мк II и Мк III. Однако значительно усовершенствованные танки Мк IV и Мк V 20 ноября 1917 г. в сражении при Камбре добились большого успеха. Противнику удалось сосредоточить совершенно скрытно для немецкой стороны 432 танка.

Последующими образцами тяжелых английских танков были Мк VI и Мк VII. Вдвое более мощные Мк VIII уже применить в бою не успели. Английские тяжелые танки имели неплохую проходимость, которой не обладал ни один из тогдашних других танков. Их ходовая часть была тяжела, довольно-таки уязвима, подвержена многим неполадкам и к тому же не имела пружинной подвески. Эти  танки, несмотря на их внушительные размеры - длина их составляла от 8 до 10 метров, - отличались малой маневренностью, тихоходностью и уязвимостью.

К середине 1917г. союзники осознали необходимость в более быстрых, легких и средних танках для преследования разбитого противника. Так появился средний английский танк «Уиппет» (Whippet - борзая собака): скорость 14 вместо 7 км/ч, давление на грунт 0,5 вместо 0,7 кг/см, мощность двигателя 100 вместо 150-200 л. с., общий вес. а также тяговая мощность на крюке 14 вместо 33 т.

Во Франции производство танков началось в середине 1916 г. Строились 23-тонный «Сен-Шамон» (St. Chamond) и 13,5-тонный «Шнейдер-Крезо» (Schneider-Creuzot), имевшие незначительные боевые характеристики. Полного же успеха добился малый танк фирмы Рено с экипажем из двух человек «Шарлеже» FТ-17. Оснащенный 35-сильным четырёхцилиндровым двигателем,  он развивает скорость при движении по пересеченной местности от 6 до 8 км/ч,  и при движении по дороге - до 20 км/ч.,  весом около 7 т, при длине всего лишь 4,1 м.  Он зарекомендовал себя вполне пригодным для движения по пересеченной местности,  и использовался в конце войны везде, где только было можно. Другими важными преимуществами этой боевой машины были поворачивающаяся башня для основного вооружения и отлично вентилируемое внутреннее пространство. До окончания войны французские заводы произвели 3177 передовых для своего времени танков.

Германское военное руководство лишь осенью 1916 г. приняло решение о производстве собственных танков, которые вместе с годными для применения трофейными машинами (примерно 75 единиц) наконец-то появились на полях сражений начиная с марта 1918 г. Сконструированный главным инженером Йозефом Фольмером - офицером в военном министерстве - и названный А.7.V., он представлял собой тяжелую штурмовую бронированную машину весом 32 т. Он имел два двигателя -Даймлер- мощностью 100 л. с., цепную передачу со звездочкой системы «Адлер», экипаж 18 человек (1 командир, 2 водителя., 3 человека, входящих в орудийный расчет, 9 пулемётчиков, 1 механик, 2 солдата связи).

Неоправданно много времени было потеряно немцами во время Первой мировой войны в затянувшихся и с неудовлетворительными опытами с гусеничными транспортными средствами конструкции Бремера. На фотографии слева показано гусеничное транспортное средство Маринваген I системы Даймлера, справа то же шасси с броневым кузовом.

В стремлении как-то компенсировать острую нехватку  бронеавтомобилей или по крайней мере несколько ее сгладить делались попытки поставить броневые кузова на шасси грузовых автомобилей. Так возник этот Мулаг (Mulag) фирмы «Маннесманн» (Mannesmann).

Фирма Бюссинг показала в 1915 г. прототип бронированного автомобиля с приводом на все колеса и с двойным рулевым управлением, этот бронеавтомобиль себя не проявил и остался в единственном экземпляре, однако он заслуживает особого интереса как предшественник ставшего известным во время Второй мировой войны восьмиколёсного разведывательного бронированного автомобиля.

Вооружение: скорострельная пушка калибра 57-мм (бельгийское трофейное оружие) и 6 пулеметов. Особым преимуществом, которое отличало эту машину, была броня в виде панциря черепахи; броня закрывала и ходовую часть и в тоже время оставляла для экипажа относительно много пространства и наилучшим образом обеспечивала защиту. С другой стороны, не работала вентиляция, машина легко переворачивалась, и вообще проходимость машины по пересеченной местности была значительно хуже, чем у английских танков.

Сборка танков А.7.V. началась в марте 1917 г. у «Бюссинга» и у «Ланца». Частично «Круппа», частично от «Тёхлинга» поступали броневые плиты, фирма «Катерпиллер Хольт-Будапешт» поставляла гусеницы. Затраты на производство одной машины составляли около 250 000 марок, причем только на броню уходило почти 100 000 марок. Было выпущено 100 гусеничных шасси, при этом вплоть до завершения войны было произведено 23 штурмовых боевых машин (танков). Большинство других шасси использовали исключительно в качестве тягачей повышенной проходимости с полезной нагрузкой до 10 т или с тяговым усилием в 15 т для перевозки орудий и боеприпасов. В то время, как танк А.7.V. хотя и с трудом, но в какой-то мере все же оправдывал себя, то следующий опытный А.7. V-U имел столь существенные недостатки, что разработка его была прекращена. Эта машина Фолльмера была сконструирована по образцу английского Мк IV с охватывающей корпус машины гусеницей. Разочаровали и испытания машины «Бремер-Маринваген» Даймлера, десяти экземпляров машины «Дюр» (Dür) фирмы »Дюркопп», машины «Трефф-Ас» фирмы «Ганза-Ллойд» и машины с шагающими полозьями «Орион».

В июне 1917г. кайзер разрешил строительство 150-тонных танков К. До конца войны на заводе Рибе по производству шарикоподшипников (Берлин – Вайссензее) при существенном участии «Бюссинга» собрали два незавершенных, но готовых для испытаний опытных образца. Это чудище, длиной 12,7 м, похожее на настоящего монстра, с двумя двигателями мощностью 650 л. с. с экипажем в 212 человек, четырьмя пушками калибра 77- мм и четырьмя пулеметами, являлось конструкцией инженера Мюллера-Нойгау («поезд Мюллера», который упоминался в предшествовавшей главе). Здесь позволю себе заметить, что проект танка «К», спустя двадцать пять лет обнаружил сходство с проектом «Маус», который предлагали Гитлер и Порше. Значительно больше реализма было в разработке легких боевых танков LK I, LK II, LK III инженера Фолльмер. В конце войны их было заказано 600 единиц. Некоторые из этих легких танков были изготовлены, но на фронт не попали. LK II построили в Швеции и ее армия сохраняла их на вооружении еще долгое время. Полноты ради следует еще упомянуть о так называемом «передке Креппа» 1918 г. Это легкая бронированная машина к концу войны осталась лишь в стадии прототипа.

Затянувшиеся работы по созданию и совершенствованию германского танкового оружия в Первую мировую войну объясняются, с одной стороны, тем, что значение танков недооценивалось со стороны военного руководства, и даже благорасположение отдельных сторонников такого оружия не могло существенно повлиять на положительным решение этой проблемы. С другой стороны, и это было главным, сказывались невероятные трудности с сырьем и опытным персоналом. В то время промышленность в соответствии с «Программой Гинденбурга» занималась производством подводных лодок; грузовых автомобилей и двигателей для самолетов, на это уходили все силы и ресурсы До боевых машин дело не доходило, да и не было заводов для их производства. Недостаточные мощности германской промышленности способствовали тому, что танковое оружие наших тогдашних противников далеко превосходило германское, и преимущество это росло из месяца в месяц.

На примере танкового оружия более чем четко проявляется материальное и численное превосходство противников Германии (в общей сложности 6000 танков) в Первой мировой войне. Однако оно ни в коей мере не было роковым стечением обстоятельств. Причиной этого был банальный образ мышления, неумное высокомерие, катастрофическая недооценка, а также непонятные просчеты высших военных чиновников, армейского руководства и, естественно, политического руководства. А мог ли трезвомыслящий человек представить себе, что столь драматическая ситуация может повториться и причем в самое короткое время!